8 (495) 220-53-27

Новый год в зоопарке

Незадолго до Нового года к директору зоопарка Льву Павлинычу Комарову пришла делегация. Впереди всех топал ёжик Вовка, за ним —павлин Федот Федотыч, белый медведь Василий, крокодил Виктор и тигр Кузьма Егорыч… Остальные в кабинете не поместились.
— Ну, что случилось на этот раз? — спросил Лев Павлиныч.
— Мы хотим пойти на ёлку, — сказал ёжик Вовка.
— Какую ёлку? — не понял директор.
— Новогоднюю, — уточнил медведь Василий. — С игрушками, шариками…
— Зачем?
— Подарки получить, деда Мороза посмотреть, себя показать, — распустил хвост павлин Федот Федотыч.
— Себя показать? — воскликнул директор Комаров. — Вы же всех детей перепугаете!
— А они подумают, что это у нас маски такие — новогодне-маскарадные, — не сдавался ёжик Вовка.
— Ну, конечно, — хмыкнул директор. — Все посмотрят на нашего Виктора и сразу подумают, что это такой трёхметровый мальчик в маске крокодила…
А если с чьей-нибудь бабушкой или мамой обморок случится? А отвечать мне!
— Вообще-то он прав, — вздохнул Кузьма Егорыч.
— Конечно, прав, — сказал директор. — Идите. И выбросьте эти глупости из головы!
Звери понуро вышли из кабинета.
— Ну как? — бросились к ним остальные.
— Запретил, — шмыгнул носом ёжик Вовка.
— Я так и знал! — сказал пингвин Афанасий. — Нечего было спрашивать!
В клетке у Афанасия были припрятаны красная спортивная куртка, кроссовки и даже шапочка с помпоном. Сторож Семёныч был подслеповат, поэтому пингвин, изображая из себя подростка, иногда удирал без спросу в город.
— Тебе хорошо, — вздохнул бегемот Мотя. — А нас сразу застукают.
Все приуныли.
— А что если нам в зоопарке устроить свою ёлку? — робко предложила страусиха Эмма.
— Отличная идея! — поддержали ее остальные. — Купим украшения, игрушки, хлопушки…
Посетители часто бросали в клетки мелочь, на которую звери потом покупали мороженое, жвачку, чипсы и прочие, по мнению директора, вредные вещи, которые Лев Павлиныч не включал в рацион.
Все бросились к своим клеткам, вольерам и бассейнам и принялись доставать и раскапывать свои сбережения. Набралась целая куча денег.
В город решили послать троих: ёжика Вовку, который знал все магазины в округе, как свои сто пятнадцать иголок, пингвина Афанасия, у которого имелась человеческая одежда, и кенгуриху Синди. Синди великолепно прыгала и могла легко перемахнуть через трёхметровый забор зоопарка. А кроме того, кенгуриха была очень хозяйственной, и у неё единственной в зоопарке была своя собственная сумка.
Всё шло по задуманному плану.
На следующий день ёжик Вовка с независимым видом проследовал мимо сторожа в город. Год назад Вовка сам пришёл к ним из леса и не считался собственностью зоопарка.
Поэтому Семёныч сквозь пальцы смотрел на его прогулки. Следом с толпой школьников мимо сторожа вразвалочку прошёл Афанасий.
А кенгуриха, несмотря на набитую монетами сумку, перепрыгнула через забор. Встретившись в условленном месте, троица направилась в магазин «Подарки».
— Вы что, их на улице собирали? — спросила недовольная продавщица, когда Синди вывалила на прилавок мелочь.
— Нет, в зоопарке, — уточнил пингвин Афанасий. — Дайте нам сто таких шариков, сто хлопушек, эту гирлянду, бенгальские огни…
— А на оставшееся — серпантин! — добавил ёжик Вовка. — Самый лучший!
— Красота! — звери с восхищением разглядывали игрушки и мишуру, которую доставал Афанасий из мешков и пакетов.
— А эти хлопушки очень громко стреляют? — боязливо спрашивала страусиха Эмма.
— Интересно, а почему бенгальские огни называются бенгальскими? — приставала к Кузьме Егорычу зебра Вера.
— А я откуда знаю?
— Но ты же бенгальский тигр!
Среди шума и гвалта спокойствие сохранил только бегемот Мотя.
— А где ёлка? — спросил он.
Все замолчали. Пингвин Афанасий посмотрел на кенгуриху Синди, кенгуриха посмотрела на ёжика Вовку, а ёжик Вовка растерянно забормотал:
— А про ёлку мы забыли. Но мы сейчас сбегаем и…
Синди порылась в сумке и достала завалявшийся рубль.
— Вот вам и Новый год! — надулся павлин Федот Федотыч. — Нашли, кого посылать…
Настроение было испорчено.
— А может быть, у Семёныча попросим взаймы? — предложил белый медведь Василий. В будке у сторожа стояла маленькая пластмассовая ёлочка.
— Это не ёлка, а пластмассовый огурец, — хмыкнул Макакий Мартынов.
— Да, — сказал крокодил Виктор. — А нам нужна живая, большая, зелёная!
— Большая и зелёная? — Вовка посмотрел на крокодила. — Вот она — живая, большая и зелёная!
— Где?
— Я подумал, если нашего Виктора как следует нарядить, то у нас в зоопарке будет самая живая большая и зелёная ёлка в мире!
— Точно, — сказал Афанасий. — Повесим на тебя гирлянду, шарики, серпантин.
— Да вы что! — возмутился крокодил.Но идея всем понравилась. А кое-кто даже позавидовал крокодилу.
— Я тоже живой и местами зелёный, вот только недостаточно большой, — сказал павлин Федот Федотыч.
— А я живой и большой, но недостаточно стройный и зелёный, — вздохнул бегемот Мотя.
Крокодил долго не соглашался.
Но его всё-таки уговорили.
Накануне Нового года Лев Павлиныч поздравил зверей и сотрудников с праздником, вручил всем подарочные пакеты, в которых лежали мандарины, бананы и бутылки лимонада. Пожелал всем счастливого праздника и ушел домой.
А звери стали готовиться к празднику. Место для елки выбрали на площади, рядом с фонтаном. Фонтан зимой не работал, поэтому в него сложили мандарины и бананы. А затем приступили к главному: стали наряжать крокодила.
С головы до ног Виктора обмотали гирляндой, осыпали серпантином и принялись вешать игрушки.
— Подними повыше правую ветку!
— А левую — пониже.
— Только аккуратно, а то шары разобьёшь!
Наконец, ёлка была наряжена.
— Раз-два-три, ёлочка, гори! — закричали все. Вовка воткнул вилку в розетку. И крокодил засиял разноцветными огоньками.
— Красота какая! — в восхищении сказала страусиха Эмма. — Мне кажется, у нас в зоопарке лучшая ёлка в городе.
— В мире, — поправил её пингвин Афанасий.

— Жаль только, Деда Мороза нет, — вздохнул Кузьма Егорыч.
Пробило двенадцать. Звери открыли бутылки с лимонадом…
И тут со стороны ворот раздался грохот.
— Это салют? — спросил кто-то.
— Непохоже, — сказал Макакий Мартынов. — Скорее, наш Семёныч телевизор уронил…
Жираф Филимон вытянул шею:
— Нет, это не Семёныч, это Дед Мороз…
— Не может быть! — звери бросились к воротам.
Жираф не ошибся. Действительно, на улице, неподалеку от входа стояли сани Деда Мороза. Ёжик Вовка протиснулся между прутьев и подбежал к саням.
— Здравствуйте, Дедушка Мороз! Вы к нам?
— Я ко всем, — сказал Дед Мороз.
Но боюсь, уже ни к кому не успею.
— А что случилось? — зашумели звери.
Дед Мороз рассказал, что в его сани врезалась какая-то машина.
Постромки оборвались, и испуганные лошади разбежались.
— А у меня ещё подарки на девять улиц и десять переулков не развезены, — печально вздохнул он.
— Надо помочь Дедушке! — решительно сказал тигр Кузьма Егорыч.
Семёныч крепко спал. Пингвин Афанасий зашёл в будку и вытащил у сторожа связку ключей. Через минуту ворота были открыты.
В сани деда впряглись зебра Вера, страусиха Эмма и лошадь Пржевальского.
— Не волнуйся, Дедушка, мы твои подарки в полчаса доставим, — сказал ёжик Вовка, залезая в повозку. Вместе с ним к деду сели Кузьма Егорыч и медведь Василий.
— Эй, подождите меня! — закричал крокодил Виктор. Опутанный гирляндой, он еле переставлял лапы.
— Стой и не шевелись, — закричали ему остальные. — Мы скоро вернёмся!
Сани помчались по пустым улицам, а за ними — обитатели зоопарка.
Те, кто не спал в эту новогоднюю ночь, видели удивительное зрелище: по центру города ехал Дед Мороз в санях, запряжённых лошадью, зеброй
и страусом. Белый медведь и тигр доставали из мешков подарки. А десятки самых разных зверей разносили их по домам и клали перед дверьми.
К тем, кто жил на втором, третьем или четвёртом этажах, по жирафу ловко карабкались обезьянки и оставляли игрушки на балконах и подоконниках.
А к тем, кто жил ещё выше, с коробками, перевязанными ленточками, поднимались лебеди, попугаи, куропатки.
Мэр города сам наблюдал, как большой африканский слон хоботом забрасывал на балконы мячи, как в баскетбольные корзины.
Но решил, что это ему снится.

Через час все новогодние подарки были доставлены по адресам, и праздничная вереница помчалась обратно в зоопарк.
А в зоопарке тем временем происходило следующее. Мимо проходили два жулика. Увидев открытые ворота, они решили заглянуть: а вдруг чем-нибудь удастся поживиться. Жулики вошли внутрь и увидели ёлку.
— Смотри, приятель, — сказал один. — Ишь, как разукрасили!
— Сейчас игрушки дорого стоят, — кивнул второй.
И они решительно двинулись к ёлке.
Крокодил Виктор, поджидая друзей, немного задремал. Но, услышав подозрительный шорох, приоткрыл один глаз.
— Ты снимай то, что слева, — услышал он, — А я — справа…
Когда жулики потянулись за украшениями, ёлка вдруг открыла огромную пасть и протянула к ним две зелёные лапы с когтями…
Воришки с диким воплем бросились бежать, перелетели через забор, как два кенгуру, и исчезли.
А уже через минуту сани Деда Мороза подкатили к воротам.
— Дорогой дедушка! — сказал ёжик Вовка. — Если у тебя есть немного времени, мы хотели бы пригласить тебя на нашу ёлку.
— С удовольствием, — ответил тот. Увидев нарядного крокодила, Дед Мороз пришёл в восторг:
— Никогда в жизни не видел такой замечательной ёлки!
У деда остался ещё целый мешок подарков: жирафу Филимону достался длинный красивый шарф, слону и слонихе — валенки и варежки на хобот, бегемоту
Моте — электрическая зубная щётка, страусихе Эмме — зеркальце, ёжику Вовке — электрический фонарик.
Хватило как раз всем.
— А мне? — спросил крокодил Виктор.
Дед Мороз заглянул в мешок: подарков больше не было. Тогда он снял свои часы и протянул крокодилу:
— Держи, именные, водонепроницаемые.
— Здорово! — обрадовался Виктор. — Теперь я к обеду буду по часам выныривать!
А потом звери водили хороводы, пили лимонад и пели новогодние песни. Праздник тянулся до тех пор, пока жираф Филимон не увидел у ограды пропавших лошадей.
Дед Мороз запряг свою тройку, попрощался со всеми и обещал в следующем году обязательно заехать в зоопарк.
Наступало утро. Звери доели мандарины и разошлись по своим клеткам. Только крокодил Виктор в остатках мишуры бродил по дорожкам и думал: выберут его на следующий год ёлкой или нет?
Распечатать