Бабушкины скрипучие башмаки

В маленькой хижине жила-была старушка. Вместе с ней жили ее внуки: мальчик Питер и девочка Сэлли. Питеру было девять лет, а Сэлли - семь. Жили они счастливо, но одно только было плохо: бабушка носила башмаки, которые очень сильно скрипели. Еще задолго до того, как бабушка войдет в комнату, слышалось: скрип... скрип... скрип... скрип...Бабушкины скрипучие башмаки
Питеру и Сэлли это очень надоело. И вот однажды Питер воскликнул:
- Придумал! Давай, Сэлли, пойдем в город и спросим у сапожника, что делать с бабушкиными башмаками. Он, уж конечно, поможет нам.
После обеда они пошли в город. Сапожник сидел в своей мастерской и работал.
- Господин сапожник, - храбро сказал Питер, - пожалуйста, посоветуйте нам, что сделать с башмаками, чтобы они не скрипели.
Сапожник положил молоток и улыбнулся:
- Для этого нужен пчелиный воск. Но сейчас у меня его нет. Вам придется обратиться к фермеру.
Питер и Сэлли поблагодарили сапожника и отправились искать фермера. Фермер косил сено, когда дети подбежали к нему.
- Господин фермер, - сказала Сэлли, - пожалуйста, дайте нам немного пчелиного воску, чтобы смазать бабушкины башмаки, а то они очень скрипят.
- Пчелиного воску? - сказал фермер. - Но для этого вам придется обратиться к пчелам. Берегитесь только, чтобы они вас не ужалили! Ульи стоят вон там, на лугу.
Дети пошли на луг, выбрали самый большой улей, сели перед ним на траву и стали ждать. Ждали, ждали, и вот наконец над их головами с жужжанием проле¬тела пчела и уселась на улей.
- Госпожа пчела, а госпожа пчела, - сказали Питер и Сэлли в один голос, - пожалуйста, дайте нам немножко воску!
- А зачем вам воск? - спросила пчела.
- Для бабушкиных башмаков, - сказал Питер.
- Для бабушкиных башмаков - повторила Сэлли. Мы хотим, чтобы они перестали скрипеть.
В таком случае, - сказала пчела, - пожалуй, мне следует помочь вам. Вы правы: нехорошо, когда башмаки скрипят. Подождите немножко, я сейчас вернусь.
С этими словами она влетела в улей, а Питер и Сэлли остались ждать.
Внутри улья послышался шум. Он становился все громче и громче, а потом из улья стали вылетать одна за другой сотни пчел, и каждая пчела несла детям по капельке воска. Вскоре воска стало так много, что Питер и Сэлли закричали:
- Спасибо! Нам хватит! Спасибо!
Они вернулись домой и, когда бабушка заснула, зажгли свечку, растопили на ней воск и намазали бабушкины башмаки. Питер мазал один башмак, Сэлли -другой.
- Готово! - сказала Сэлли. - Теперь бабушкины баш¬маки перестанут так смешно скрипеть.
А утром дети убедились, что труды их не пропали даром: воск сделал свое дело, и башмаки совсем перестали скрипеть. Но бабушка этого и не заметила. После завтрака Питер сказал:
- Вот что, Сэлли: давай-ка разведем костер и сварим себе тянучки. Лучше всего сделать это в малиннике: там бабушка не найдет нас.
Костер пришлось разжигать потихоньку, потому что бабушка никогда не позволяла Питеру и Сэлли самим варить тянучки. Она говорила, что они измажутся и сожгут кастрюлю.
Все шло прекрасно, но в самый волнующий момент, когда тянучки были уже готовы и стали тянуться, раздался голос бабушки:
- Питер! Сэлли! Что вы тут делаете?!
Они даже не услышали, как она подошла: ведь ее башмаки теперь уже не скрипели!
В этот день Питер и Сэлли в наказание остались без сладкого.
"Надо сделать так, чтобы бабушкины башмаки опять скрипели, - решили они, - тогда нам будут слышны ее шаги".
Утром они снова пошли к фермеру.
- Господин фермер, - сказал Питер, - кто-нибудь из ваших животных любит пчелиный воск?
Фермер почесал затылок.
Что ж, - ответил он, - попробуйте предложить его моему ослу Недди. Он ест все что попало.
Спасибо, господин фермер! - сказали дети и побежали домой.
Но им не сразу удалось взять башмаки: ведь бабушка носила их. И только когда она после обеда легла подремать, Питер и Сэлли потихоньку взяли башмаки и побежали на ферму. Они решили, что успеют вернуться до того, как бабушка проснется.
Осел жевал чертополох. Вид у него был недовольный. Еще бы: чертополох - это колючки!
- Съешьте, пожалуйста, воск с бабушкиных башмаков, - попросил его Питер. - Это очень легко: лизнуть два раза, и все тут!
Кажется, Недди обрадовался, но сказал только: "И-а!"
Тогда Питер положил башмаки на землю и отошел в сторону, чтобы Недди его не боялся. И что же вы думаете? Раз, два - Недди проглотил оба бабушкиных башмака.
Бабушка так никогда и не узнала, что случилось с ее скрипучими башмаками. А Питер и Сэлли с тех пор каждый день после школы, а в воскресенье и по два раза, бегали в поле к Недди, который все так же жевал чертополох. Они были уверены, что когда-нибудь да услышат, как в его животе начнут скрипеть бабушкины башмаки: скрип-скрип, скрип-скрип...

(Энн Хогарт)
Распечатать
    Контакты    
Регистрация Забыли свой пароль?
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Ваше имя*
Телефон*
Защита от автоматических сообщений
Введите слово на картинке*